Манас

Аэропорт столицы Кыргызстана назывался в честь древнего эпоса этой страны – «Манас». В сентябре оттуда вновь стали приглашать желающих на споттинг. В прошлом году я только было записался на такое же действо, но не свезло – у меня случилось «Я на Вачу ехал, плача…» Могло случиться и на этот раз – я уже второй год искал работу, и думал, что вызовут на какие-нибудь собеседования… Не вызвали.

Можно было поехать и на своей машинке, но я не знал, сколько точно времени придётся пересекать границу на личном автомобиле. И перспектива обратно рулить поздним вечером по трассе меня абсолютно не устраивала – в темноте из меня водитель никакой. Плюс и денежков-то у второй год безработного было в обрез.

Желающих пофотографировать бишкекские самолёты среди алматинских споттеров сначала было поболее, но ко времени отъезда они по разным причинам отсеялись, и на выезде оказались только мы с Андрюхой. Ну и ладно – к девяти утра мы собрались на автовокзале. Я хотел было пораньше, чтобы успеть прошвырнуться по бишкекским паровозикам и троллейбусам, но что-то рано не проснулся. Моя обычная болезнь – сначала долго не засыпается, а потом долго не просыпается. Ну «сова» я, всем врагам назло, и с этим ничего не поделать. Да и совсем в одиночку ломало…

Маршрутки в Бишкек уходили с автовокзала «Сайран» в светлое время суток по мере заполнения. Касса была внутри автовокзала отдельно от остальных касс, и тут же начала вопить, что у неё осталось как раз ровно два места, которые мы сразу же и купили. На билетах пробилось время отправления 8-30, которое прошло минут сорок назад. Под пандусом отиралось несколько Мерседесов-«Спринтеров», в один из которых нам и велено было забираться. Странно – номера были наши, из Казахстана, хотя до этого я там видал только кыргызских, по прошлой работе не раз отправлял и получал разные документы, отправленные с их водителями. Два последних места оказались вдоль заднего борта на лавке, сильно поднятой вверх на каких-то кронштейнах. Оказалось, что под нашей лавкой был багажный отсек для крупногабаритных баулов.

Только вроде поехали, как при выезде с площадки встали. Не хватало ещё одного пассажира, и водила принялся его искать! Зачем? Ну нет человека и нет – что за ним бегать-то по всей автостанции ещё полчаса? Наконец и его нашли – тётки из числа пассажирок отвязались на него, но тот был то ли таджик, то ли каракалпак – по-русски понимал совсем плохо…

С опозданием больше часа отправились. Проскреблись мимо «Алтын-Орды» с «Барлыком» и выбрались, наконец, на трассу. За Каскеленом постепенно на шоссе поредело, узунагашский пост «Рубеж» проскочили без проблем и достаточно скоренько зарулили на «Авразию». До сих пор не понимаю, как люди умудряются питаться в этих кафе, едучи не на своей автомашине, а на общественном транспорте: только подойдёт твоя очередь что-то купить, а поесть ты уже не успеваешь. Плюс ассортимент… Я ещё помнил, как на этой «Авразии» семь лет назад давали ГОЛУБЦЫ – из парочки огромных вкуснячих изделий, с трудом помещавшихся на тарелке, если ты съедал хотя бы один…

Микроавтобус никуда не торопился, что было несколько странно – едучи тут на своей машине я гоняться за ними не рисковал: он-то по этой дороге шпарит наизусть с закрытыми глазами два-три раза в сутки, а я? Тем не менее и отарский пост проехали тоже без остановок и начали взбираться на перевал. Радарных «ловцов» там на сей раз не притулилось, вентиляторы исправно вращали Землю с запада на восток, и вскоре показался Кордай.

К воротам «Таможни» – как по-прежнему продолжали называть кордайский погранпереход в Кыргызстан, мы приехали ровно через три часа. Как медленно… Когда я на прошлой работе гонял этими маршрутками таможенные документы, оно, выйдя с Западного автовокзала киргизской столицы, через три часа уже стояло на сайранской ремзоне! А тут… Микроавтобус застрял в очереди на пограндосмотр, а мы с Андрюхой потопали над пограничной речкой ножками.

Телефон пока что ловил всех казахских операторов. Перейдя в чужое государство, мы встали за постом ГАИ с киргизской стороны и начали узнавать – а как там вообще доехать до того отеля, где нам назначили сбор. Нам тут же подсказали номер другой маршрутки, рулевой любезно взял с нас оплату казахскими тенге, после чего вальяжно покатил по улице посёлка, останавливаясь у каждого столба. Львиную долю пассажиров сначала составила школота, ссасывавшаяся на занятия, при этом половина её умудрялась под шумок выпрыгивать из микроавтобуса, не заплатив. Рулевой пыхтел, потел и грозился им вслед, после чего микроавтобус катил дальше. Наконец салон забился людьми постарше, и мы полетели.

На наши смартфончики посыпалась вереница СМС-ок: операторы двух стран наперебой предлагали услуги и роуминга, и простой связи, но, уже зная их аппетиты по Иссык-Кулю, я этими услугами пользоваться не стал. «Курортных» СИМ-карт, подешевле, на погранпереходе никто не предлагал, поэтому вскоре телефоны отключились. Жалко, конечно, было остаться без воцапок, МЕТАРа, Навигатора и Флайтрадара24 – того, что реально бы не помешало – но наши споттеры потом сказали, что при даже оформленном по всем правилам международном роуминге посмотреть интернет в Кыргызстане практически не удавалось.

Возле Аламединского базара мы свернули вправо, проскочили «Восточный» автовокзал, затем налево, и маршрутка остановилась у цирка. Местный отель «Атланти’к» под названием «Достук», где собирали споттеров, был виден через квартал. Мы направились туда. Бишкек в этом месте напоминал центральные кварталы Караганды, Костаная или Павлодара, и, если бы не обращать особого внимания, что здешние вывески продуктовых «азык-тулiков» и цирюльных «шаштаразов» написаны чуть по-другому, могло показаться, что я в каком-нибудь областном центре Казахстана. Местных троллейбусов я днём ни одного не увидел – энгельсские «ТролЗы» попадутся лишь на обратном пути, когда стемнеет.

Служебный автобус аэропорта, собиравший народ на праздник жизни, стоял полупустым, но постепенно заполнялся. Хотелось пить, но киргизских денег в кармане не было, и я как-то перетерпел. Через полчаса поехали. Пресс-секретарь аэропорта Алия всю дорогу до самолётов – а это заняло около получаса – рассказывала нам про этот порт. Один московский знакомый любил прилетать в Алматы и улетать обратно через Бишкек, ибо так выходило ощутимо дешевле, но я сюда попал впервые.

Пока толпа снимала здание аэропорта, я успел метнуться внутрь, найти обменник и купить немного местных денег, зайти рядом в магазин, купить себе бутылочку минералки и пару местных магнитиков. Долго проходили спецконтроль, а на взлёт тем временем выруливал редкий для Алматы кросаффчег «Боинг 757-200» Туркменских авиалиний, привезший сюда команду местных спортсменов с тамошнего чемпионата по каким-то единоборствам. Правительственные чиновники официально и торжественно встречали эту команду в другом терминале, а мы пытались успеть ко взлёту лайнера в обратный путь. Успели! Лёгкий и пустой самолёт, из-за уже ощутимого холодного северного ветра, дувшего ему поперёк курса, а нам в морды, едва оторвавшись от бетона, сильно качнулся в нашу сторону, и экипажу, по всей видимости, с немалым трудом удержать его на взлётной директрисе.

Погода портилась на глазах. Приехав по жаркому солнцу, мы через пару часов уже конкретно замерзали – солнце исчезло, и ветер нагонял свинцовые тучи, которые к ночи обещали разверзнуться хлябями небесными на всю катушку. Ожидался примерно получасовой перерыв в трафике, поэтому нас вывезли в восточный торец взлётной полосы. Толпа рассосалась по огням приближения, вделанным в покрытие, и мне стоило немалого времени дождаться, чтобы они ушли оттуда, и дали снять полосу с цифрой курса, нарисованной у её начала – так выходило прикольнее. Московский друг мог спокойно прилетать сюда и дальше: мы не стали растаскивать ВПП на сувениры, как это произошло в одной из песен Владимира Семёновича про «Агента 007».

Вернулись к порту, на отправление 737 Аэрофлота в Москву. На самолёты, стоявшие вдоль дальнего ангара, где были самые няшки, нас так и не повезли – не доросли мы до счастливых детдомовских детишек, которых возили к этим самолётам несколькими днями позже, и даже дали излазить один из них. Зато мимо нас протащили на буксире местный борт №1, который строго-настрого запретили снимать, хотя фотографий этого Ту-154М во всех мыслимых ракурсах, и с бывшим его номером RA-85762, и нынешним EX-00001 был полон интернет.

«– В парке будьте внимательны, чётный грузовой по третьему пути!» Триста тридцатый турецкий товарняк не спеша прошелестел мимо нас по дальней рулёжке, взлетать. Бедные его пилоты ещё не знали, что в ближайшие сорок минут им сделать этого не суждено. Прямо над нашими головами в разрывах низких облаков вдруг медленно и вальяжно прополз в тот край полосы, где мы только что были, 747-й грузовняк Атласов. Он шёл наискось лётному полю и полосе в точку третьего разворота – у кого в смартфоне шёл интернет, сказали, что на высоте в тысячу футов. Мы и турецкий самолёт, который был примерно в полукилометре от нас, ждали, пока Атлас сделает петлю третьего и четвёртого разворотов, чтобы приземлиться.

Грузовые турки выехали было на полосу, и только собрались взлетать, как их заставили вновь вернуться на рулёжку. С неба сначала посыпалась парочка 737 Авиатрафиков и встречный грузовой турок на таком же 330 – своё гнездовье в этом аэропорту они устроили на всю катушку. Нас погнали с той рулёжки, на которой стоял возивший нас автобус, и турку наконец-то дали возможность проехаться, теперь уже именно по этой рулёжке, снова занять полосу, и тогда уже, наконец, улететь.

Извечный враг авиаспоттеров – Служба Аэродромной Безопасности – на сей раз оказался, как грозный царь войны на той картинке Бидструпа, в окружении радостных детишек: джипообразный пикап САБа оказался оккупирован споттерами, залезшими на его кузов, чтобы сделать кадрик повыше. Тучи тем временем делали своё чёрное дело и практически стемнело. Светочувствительность фотоаппарата, на радость зёрнам матрицы, медленно, но верно поползла вверх, увеличиваясь от кадра к кадру – 400, 800, 1600 ИСО… Тем временем прилетел прикольный самолётик – Аврошка какой-то лихой местной авиалинии – маленький английский пассажирский Ил-76. Надо же, в умелых руках кыргызских кросаффчегов-пилотов этот антиквариат ещё и возил пассажиров?!? Пока мы, как стая голодных псов, обгладывали фотоаппаратами бочину «Атласа», мимо просквозил улетавший восвояси Эрбас-320 творческих узбеков, и пригнанная ледяным северным ветром темнота окончательно свернула на этом наш праздник жизни…

Андрюха имел сколько-то миль от щедрот Эйр Астаны, поэтому назад он взял себе билет из Манаса до Алматы на шедший чуть позже 321. Мне, не летавшему никуда уже два года, никаких миль ни от кого не светило, поэтому желательно было убраться отсюда через границу хотя бы засветло. Народу устраивали экскурс по зданию порта, но я очень хотел попасть на маршрутку до Сайрана – ночевать в Бишкеке мне было не у кого, и не на что. На такси до погранпоста заряжали 700 сомов – три с половиной тысячи тенге – для меня это были какие-то нереальные деньги.

380-й микроавтобус привёз меня из аэропорта в город. Остановку добрый водитель подсказал вовремя, и я оказался на том же самом «Шлагбауме», по которому носился с «Подарком для солдата» в попытке сесть в автобус 38-го маршрута двадцать девять лет назад. К тому времени окончательно стемнело, и уличное освещение кыргызской столицы внезапно оказалось стопроцентно светодиодным! Ртутных и натриевых ламп, как у нас в Алматы, не было! Поработав в организации по теме, я уже знал, что это такое. Проехали Западный автовокзал Бишкека – микроавтобусов на Алматы уже не было. Кому-то же хватило ума отменить маршрутные автобусные междугородние перевозки в тёмное время суток, хотя именно там они всегда были – сколько я себя помнил.

На вечернем проспекте попалось несколько достаточно свежих троллейбусов. Водитель вскоре приехал к Аламединскому рынку, и мне было велено выходить. Во все стороны бежала какая-то огромная толпа народа, я под шумок перебрался на другую сторону улицы, и тут же угодил на пятак нескольких таксистов, заряжавших во все стороны. В сторону границы с Казахстаном маршруток в восьмом часу вечера уже не было, поэтому, услышав, что бумажки в пятьсот казахских тенге до границы с лихвой хватит, я сел к такому в машину. В течение десятка минут образовалось ещё трое пассажиров, точнее, пассажирок, и машина рванула в сторону казахской границы.

Небесные хляби разверзлись где-то на середине дороги от Бишкека до погранпостов, и между вымокшими домиками обоих погранпереходов пришлось бежать практически в кромешной темноте аж вприпрыжку. При этом пограничники обеих стран хорошим освещением своих тропинок как-то не жаловали. Хорошо, что хотя бы смартфон обратно заработал. Пробегая над речкой границы, я выкинул в неё две остававшихся кыргызских монетки – хоть и не Фонтан Треви, но всё же…

Таксисты до Алматы встречали прямо у выхода с пограндосмотра какими-то дикими ценами. Я прошлёпал под дождём ещё пару кварталов и наткнулся на ещё одного, который представлял тут «местные авиалинии». Меня довезли вдоль Кордая до того места, где я ловил ночной обратный автобус на «Шуский Halloween». На этом пятачке торчала под ледяным проливным дождём пара-тройка машин и ждала клиентов. Мне досталась люксовая «Нексия», чёрная, с полным электропакетом и государственными шымкентскими номерами. Просидели ещё час, пока сначала не пришёл ещё один мужик до Алматы, и напоследок не появилась ещё одна мадам с ребёнком, да Каскелена.

Андрюха уже давно был у себя дома, а тут шофёр собрал с нас деньги, заехал на заправку, и, только выскочил из Кордая на трассу, как у него разлетелся в мелкие брызги дворник с его стороны. Он сдёрнул пассажирский дворник, переставил на свою сторону, а этот кронштейн обмотал какой-то тряпкой, чтобы не шкорябалось стекло. Так я потом и ехал, видя перед собой только реки воды по лобовику…

Однако же в районе Таргапа дождь стал утихать, и в Алматы мы въехали, когда сверху уже ничего не лилось. Меня встретили на Сайране и привезли домой, так что всё путешествие на бишкекский споттинг обошлось мне всего в шестнадцать долларов, что для безработного было более, чем актуально. Полночи я пил горячий чай, восполняя себе «кислотно-щелочной баланс» после лихого путешествия…


к началу страницы

Рубрики: Рассказы